«Дедушка Шольц, забери нас обратно!»

«Дедушка Шольц, забери нас обратно!»

В СМИ, даже западных, замелькали кадры горящих «Леопардов», подбитых русскими солдатами в ходе начала контрнаступления украинской армии. Но мало кто знает, что ночью после одной из провальных танковых атак, немецкие железные чудовища, подняв свои залитые слезами и машинным масло лапища к небу, начали проситься домой.

Выбрали самого умного, чтобы он написал письмо Шольцу. Самый грамотный «Леопард» обмакнул пулеметную пулю в чернила, и стал писать про страдания «старикашке с весёлым лицом и вечно пьяными глазами». Докладывать, как нелегко немцам у Зеленского.

«Пан Зеленский как накурится, так начинает в женских колготках перед русскими окопами бегать, свою храбрость показывать. На самом деле, дедушка Шольц, этот хитрец знает, что русские в него стрелять не будут, а только по нам, несчастным немцам! — сообщал «Леопард» Федеральному канцлеру Германии. – Пока Зеленский кашерное сало ест и нюхает табачок в безопасности, нам русские одну выволочку за другой устраивают. Дерут за волосья, тычут в харю ихнеми ПТУРСами и «Солцепеками».

На этом месте железный «Леопард» взял паузу, решив подумать, что еще такое бы написать, чтобы разжалобить Федерального канцлера. Вспомнил парады, как они, «Леопарды», плавно катили по берлинской брусчатке, как их холили и лелеяли на родине, и продолжил:

«Нас, дедушка Шольц, от украинской еды выворачивает. Утром дают смесь дешевого керосина и горилки, в обед вонючего мазуту и к вечеру тоже керосин с горилкой, а чтоб настоящего, родного немецкого горючего, то этого «Леопарды» ни разу не видели, хозяева его весь разворовали, им свои паяльные лампы снарядили, чтобы щетину с хряков опаливать. Милый дедушка Шольц, сделай божецкую милость, возьми нас отсюда домой, нету никакой нашей возможности!»

Под эти слова «Леопард» вспомнил, как канцлер долго сопротивлялся, не хотел танки на Украину отправлять. Будто чувствовал, что это добром не кончится! Судорожно вздохнув своим турбированным дизелем мощностью две тысячи сил, застрочил жалобно:

«Кланяются тебе все, как один, «Леопарды» в ножки и молят, увези отсюда, а то помрем и закопают нас рядом с останками гитлеровских «Тигров». А ежели думаешь, работы нам в Берлине нет, то мы, Христа ради, готовы и на переплавку пойти, лишь бы дома оказаться. Хотели было сами в Берлин тикать, да наши тяжеленные гусеницы в украинских черноземах топнут. Спасай, дедушка, забери нас домой! А Россия страна большая. Дома всё господские и танков много, и собаки не злые. Со звездой тут ребята ходят, и видели которые лавки, где противотанковые ружья всякие на манер немецких, небось марок тыща кажное. Но эти ружья ничто в сравнении с русскими «Кинжалами» — ничего страшнее их нет! Милый дедушка, когда у господ американских будешь, скажи им про «Кинжалы» и нашу горькую судьбу, шепни на ушко: если прадедушка Байден не заберет свои «Абрамсы», то и их русские вслед за нами побьют».

Поставив на этом месте точку, «Леопард» свернул вчетверо исписанный лист и вложил его в конверт, купленный накануне за гривны. Подумав, написал на нем адрес:

«На Берлин».

Потом еще подумал и прибавил:

«Дедушке Шольцу».

Довольный, что опостылевшие укропы не помешали сочинить письмо, вспомнил, что командиры ВСУ велели солдатам письма бросать в специальный огромный железный почтовый ящик, размещенный на стене штаба, доехал до него, и сунул свое послание в щель.

Не знал самый умный немецкий «Леопард», что все письма на Украине проверяет главный украинский цензор и те, в которых высказывается пораженческий настрой, сжигает по ночам в специальной печи.

Напрасно «Леопарды» ждут ответа из Берлина. Шольц и не слыхивал об их письме. Спокойно ест сосиски с капустой, балагурит с молоденькими фрау, ночью же, накинув прусскую шинель, ходит вокруг Рейхстага, стучит в колотушку, отпугивает русских. За ним, опустив головы, вышагивают Меркель и Макрон. А над троицей грациозно порхает черной бабочкой берлинская ворона – дух и смотритель Джо Байдена.

Мнения, высказываемые в данной рубрике, могут не совпадать с позицией редакции