Как «Газпром нефть» становится американской компанией

Как «Газпром нефть» становится американской компанией

Не юридически, конечно, боже упаси. Речь об образе мышления топ-менеджмента как «дочки», так и ее могущественного «папы» по имени «Газпром».

Объясняю.

Что в приоритете у руководителя любой крупной акционерной компании? Верно: рост прибыли, дивиденды акционеров, но главное, бесперебойное получение перманентно возрастающих бонусов.

Для достижения этих целей все средства хороши – от приукрашивания отчетности и постановки на баланс не принадлежащих компании активов до использования лоббистских возможностей на всех этажах власти.

Разумно? А то.

Именно корпоративная жадность привела Америку и весь мир к крупнейшему после Великой депрессии экономическому кризису, начавшемуся в 2008 году и не закончившемуся до сих пор. Кризису, который пришлось тушить громадными денежными вливаниями в формате QE в США и аналогичными программами в Европе.

Все бы ничего, в конце концов, правила игры диктует его величество рынок, если бы не одно «но». «Газпром нефть» как и ее папаша – государственные компании, в приоритете которых должно стоять национальное процветание.

Недружественные «американцы» – напротив, фирмы частные, вся социальная ответственность которых, по мысли иконы либерализма Милтона Фридмана, заключается в увеличении прибыли (дивидендов, бонусов), «пока это отвечает правилам игры».
Вернемся в нашу страну.

В России периода СВО бюджет верстается с триллионным дефицитом, правительство находится в шаге от повышения корпоративных налогов (НДС, налог на прибыль, НДПИ, налог на имущество), расходы на обустройство новых территорий растут день ото дня.

Казалось бы, в головах руководства российских госкомпаний должен проснуться «государственник». Вроде бы мы все в одной лодке, не так ли? Но нет, алчный американец давно и твердо занял место русского этатиста.

Вместе со схемами по законному, но нелегитимному обогащению.

На пальцах. «Газпром», государственный локомотив газовой отрасли, должен заниматься газовыми проектами, а вертикально интегрированная «Газпром нефть» – нефтяными, от добычи и переработки до удовлетворения спроса потребителей и экспорта.

Так было до тех пор, пока не были приняты льготы для независимых производителей газа (пониженная ставка НДПИ, налоговые вычеты, отсутствие госрегулирования цен на газ). И пошло-поехало.

Не успел президент дать старт Ямальскому центру газодобычи, в первую очередь, разработке богатейшего Бованенковского месторождения, как «Газпром» подключил к проекту нефтедобывающую «дочку».

Получилась сказка. С одной стороны, «Газпром нефть» использует все преференции «дочки» «Газпрома» (доступ к газотранспортной системе, перекрестное субсидирование за счет высокомаржинального экспорта трубопроводного газа). С другой стороны, пользуется льготами как независимый производитель.

С 2016 по 2020 годы добыча газа «Газпром нефтью» выросла на 64%, конденсата – на 200%, в то время как «профильной» нефти – лишь на 3%, свидетельствуют данные компании. Суммарно за 10 лет добыча газа с учетом совместных предприятий выросла еще больше — в 4 раза.

У самого «Газпрома» (без учета показателей «Газпром нефти») за тот же период этот показатель вырос только на 2% – с 479 млрд куб. м в год до 488 млрд куб. м. При этом доля «Газпром нефти» в объеме добычи выросла с 2 до 9%, что делает ее одним из крупнейших добывающих дочерних обществ «Газпрома».

За прошедший год «Газпром нефть» стала абсолютным рекордсменом по темпам прироста добычи газа. За первые 10 месяцев 2022 года компания увеличила собственную добычу «голубого топлива» на 37,4%, тогда как «Новатэк» – на 2,2%, а «Роснефть» – на 13,6%. Что до «папика», то «Газпром» в отчетном периоде снизил добычу сразу на 18,6%.

Сейчас «Газпром нефть» по объемам добычи газа уступает (помимо отца родного, естественно) только «Новатэку» и «Роснефти», но значительно опережает их по темпам прироста.

Что до позиции менеджеров «Газпром нефти», то они даже не скрывают, что добыча углеводородов в компании будет расти в основном за счет «голубого топлива», доля которого в приросте добычи составит порядка 80%.

При чем тут слово «нефть» в названии компании? Вот и я не знаю. Если не считать, что позиционирование «Газпром нефти» как нефтяного оператора позволяет отнести газовый схематоз к непрофильным видам деятельности. Следовательно, жульничать с налогами, монополизировать рынок, нечестно увеличивать прибыль и дивиденды.

Но главное, бонусы, бонусы, бонусы.

Остается один вопрос: если все это видим мы – экономисты, аналитики, эксперты – то почему налоговую и конкурентную несправедливость не может разглядеть государство?

Мнения, высказываемые в данной рубрике, могут не совпадать с позицией редакции