Маски падают

Маски падают

Несколько дней назад в британской газете The Guardian появилась статья под заголовком «Поражение Украины стало бы катастрофой для всего мира. НАТО пора вмешаться, чтобы остановить Россию».

Автор статьи — опытный журналист Саймон Тисдалл — не новичок в такого рода словесной и виртуальной воинственности: в прошлом году он пригласил русских диссидентов организовать новую революцию, как и в 1917 году. Не секрет, что англосаксы не имеют никаких комплексов с реализацией стратегии хаоса. Для римлян существовал принцип «разделяй и властвуй» – над территориями, которыми впоследствии будет управлять империя. Следовательно, римляне были заинтересованы в поддержании определенного порядка. Для англосаксов сеяние хаоса стало также достаточной стратегией контроля.

«Гардиан» имеет репутацию газеты с образованными и прогрессивными читателями – людьми, которые ставят на первое место образование, прогресс, социальную справедливость – то есть, все доброе против всего плохого. Это – репутация, которую издание стремится сохранять. Читатели всегда идут в ногу со временем, стремясь ни в коем случае не отставать от нынешнего состояния духа времени и культуры. А есть ли в наше современное время что-то худшее, чем выглядеть старомодным консерватором, застрявшим в прошлом и ностальгирующим до гнева? Для «культурных» и политкорректных читателей «Гардиан» отвергать или даже критиковать нашу прекрасную современную эпоху равно фашизму. Без «если» и «но».

Можно было бы ожидать от подобного издания и от его читателей, всегда заботящихся о том, чтобы никоим образом не задеть чувства всевозможных меньшинств, много человечности, гуманизма, способности понимать другого и другие точки зрения. Или умение проявлять некоторую осторожность, когда дело доходит до вступления в какую-то войну. Но, увы, нет. Напротив, пророки толерантности, которые хотят запретить всякий вид агрессии во всех своих проявлениях и повсюду видят какие-то микроагрессии, — конечно, очень вредные — без проблем одобряют высшую форму организованной агрессии, то есть, войну. Ведь в этом злом мире добрые люди должны прибегать к силе и сражаться с врагом до его полного уничтожения, если они действительно добры.

Это принципиальный момент, центр притяжения западного сознания сегодня: непоколебимая уверенность в своем нравственном превосходстве. Мир плохой, только мы чисты. В конце концов, если бы Запад не был таким нравственным, он никогда бы не стал таким богатым — это логическая последовательность в крайней тривиализации кальвинизма и протестантской этики. Как и большинство людей из богатых семей, Запад, родившийся богатым, естественно думает, что он особенный, что он «равнее» других, потому что богатый. Как известно, богатство может легко опьянить, резко усилив чувство собственной значимости.

Мистер Тисдалл, конечно, просто делает свою работу, то есть, пишет хорошие проповеди для своей газеты. Конечно, странно, что в интерпретации Запада то, что плохо для Запада, как например допустим, поражение на Украине, то однозначно будет плохо для всего мира. А все же эта логика неудивительна. Нас не должны обманывать сказки про «открытость миру» Запада, про мультикультурализм, толерантность и все эти красивые идеалы. Сущность современного западного сознания по-прежнему решительно западоцентрична и ксенофобна: просто на Западе научились выражать те же понятия иначе и с большим тактом, чем в XIX веке. Конечно, сегодня это уже не вопрос расового биологического превосходства, но Запад не стыдится говорить о моральном и культурном превосходстве. Правые, левые, ультраконсерваторы — не имеет значения: чувство превосходства Запада политически трансверсально и глубоко укоренено. Кажется, что только западный человек, воспитанный в прогрессивной традиции, наделен ясным и рациональным интеллектом, способным видеть мир таким, какой он есть, и совершенно свободно. Остальные люди — неразвитые недочеловеки. Свобода — монополия Запада.

Это ещё удивительнее, потому что в последние десятилетия Запад фактически переходил от одного кризиса к другому почти без перерыва, как будто жил в каком-то постоянном чрезвычайном положении. Граждан просят терпеть все больше и больше, и граждане не слишком-то и жалуются, потому что идти против истории означает искать убежище в абсолютном зле фашизма. Ввиду этого естественно, что респектабельный истеблишмент, на которого эти кризисы влияют в меньшей степени, мало что может предложить «менее удачливым» людям, «проигравшим от глобализации». Если не считать того непоколебимого морального превосходства, которое является основой западного самовосприятия. Люди, обладающие хотя бы небольшим чувством достоинства, могли бы признать, что в свете многочисленных «гуманитарных войн», которые Запад вёл в последние годы, говорить о моральном превосходстве как минимум нагло. Но высокомерие от привилегий, как уже знали древние греки, ослепляет. Сегодня можно начать новый крестовый поход, а потом, если вдруг приключение пойдет не очень хорошо, через пару лет можно сказать, что мы на самом деле были против этой войны. Ведь пара лет — это для памяти современного человека целая вечность.

Жаль, что господин Тисдалл, вероятно, не читает «Аргументы недели» и вообще российскую прессу. Ведь мистеру Тисдаллу и ему подобным не нужно читать то, что написано в России, они знают и понимают русских и Россию лучше, чем сами русские. Для них говорить с русскими и читать русских — ниже их достоинства. Лучше сразу отправить натовских солдат на Украину, чтобы наконец-то воевать с Россией открыто. Такие люди просто психологически не способны даже на секунду учесть критические замечания, которые могут быть высказаны в их адрес Россией, Китаем или кем бы то ни было. Вся российская пресса для них — исключительно государственная пропаганда, где каждое слово подвергается скрупулёзной цензуре, а русские, живущие в страшной диктатуре, боятся открыть рот и сказать то, что думают — при всех случаях жизни. Это, конечно, невероятная чепуха, но карикатуры сильно действуют на коллективное воображение. Великие моралисты а-ля Тисдалл или средний читатель «Гардиан» не сильно разбираются в тонкостях жизни. Они — моральные абсолютисты, постоянно переходящие от одного негодования к другому, всегда говорящие о человечности, но на самом деле испытывающие глубокое отвращение к миру и к настоящему разнообразию человеческой жизни и культур.

Мнения, высказываемые в данной рубрике, могут не совпадать с позицией редакции