Медицинская «пустыня»

Медицинская «пустыня»

Так уж получилось, что в моей семье много знакомых еще пока действующих и отставных военных врачей. Большинство из последних работает в гражданской системе здравоохранения. В основном в коммерческой.

Но обращаемся мы к ним нечасто. Обычно за профессиональными консультациями. Поэтому за основными первичными «медуслугами» либо идем в муниципальную поликлинику, либо в частную. Последняя, несмотря на собачьи цены, случается гораздо чаще.

«У каждого ЧП есть фамилия, имя, отчество», — говорят эту фразу любил Лаврентий Берия. Недавно Минздрав опубликовал данные, что в стране не хватает более 100 тысяч старшего медперсонала. ЧП? Безусловно! Но ЧП рукотворное и его творцы известны. Где бы они были при Лаврентии Палыче тоже понятно. Но это всего лишь исполнители, идейные же вдохновители реформы, перманентно проводящейся с начала 90-ых годов прошлого века, вне юрисдикции российского суда. Но и те, до кого российская Фемида могла бы дотянутся, прозябают на суперобеспеченной пенсии за пределами Родины на Рублево-Успенском шоссе. А некоторые до сих пор в госстрою.

Масштаб применения этого «ТЯО» в российском здравоохранении катастрофичен и нанес неприемлемый урон противнику, в данном случае населению России. Судите сами: к началу 2021 года в России числилось 5065 больничных организаций, из них 4136 — в городских поселениях и 929 в сельских поселениях. В 2005 году в России же числилось 9479 больничных организаций, из них — 5820 — в городских поселениях и 3659 — в сельских. Уменьшилось также и число коек в больницах: в 2005 году их приходилось 110,9 на 10 тысяч человек населения, а в конце 2020 года — 81,3.

Главный же показатель: сколько врачей в общем и в частности. Итак: по данным Федерального фонда ОМС (ФОМС), на конец июня 2022 общая численность врачей составила 145 010 человек, по сравнению с началом года это меньше на 1,9%. Количество среднего медперсонала уменьшилось на 2,3% и составило 371 637 человек. Примечательно, что если раньше врачи бежали из госсектора в «частники», то сейчас вообще бегут из профессии и страны.

Два человека, не сговариваясь друг с другом, сформулировали причину сегодняшней катастрофы.  

— Я в советское время шел в медицину для того, чтобы спасать людей. Мотивировка такая была. В 90-ые годы выживал вместе с пациентами. Только укрепляло. Сейчас, когда денег в стране полно, так во всяком случае говорят, лечение, госпитализации идут по заранее намеченному плану, который называется «квоты». Планируют его чиновники, и квоты на год заканчиваются в сентябре. Койки стоят пустыми. Я не могу положить пациента.  Что ему в глаза говорить? Нет, я лучше консультантом на исторической родине доработаю», — объяснил готовящуюся эмиграцию знакомый замглаврача, уволившийся из крутой больницы.

— Реформаторы и не ставили задачу помогать людям. У нас медицина по сути перестала быть гуманистическим направлением. Она стала зарабатыванием денег. Причем не для тех, кто лечит, а для тех, кто управляет и ассоциированных с ними бизнесменов», — говорит Президент межрегиональной общественной организации «Лига защиты врачей» Семён Гальперин в интервью Общественной службе новостей.

Те кто лечат, от реформы не получают почти ничего. Хотя говорят, что врачи и медсестры стали грести деньги лопатой для уборки снега, это не совсем так. В прошлом году голый оклад или тарифная ставка, у более чем половины врачей составил около 1,7 МРОТ или меньше 23 тысяч рублей, а у среднего медицинского персонала всего 0,86 МРОТ, то есть меньше 12,6 тысячи рублей. Остальное — это компенсационные выплаты, плата за переработки и прочие вишенки. Борьба за справедливые деньги на одну ставку пока безрезультатна. И поэтому надо удивляться, а почему только ста тысяч врачей не хватает?!

Мнения, высказываемые в данной рубрике, могут не совпадать с позицией редакции