Политика с социальным акцентом

Политика с социальным акцентом

За последние 3 года Россия столкнулась с двумя подряд глобальными нерыночными кризисами – пандемией COVID-19 и резким усилением внешнего санкционного давления. Они задали содержательную рамку жизни всей страны и наложили особую роль на органы власти всех уровней – в особенности на федеральное Правительство, поменявшее состав в январе 2020 года. Заточенное под выполнение национальных целей развития и цифровизацию, оно уже спустя пару месяцев было вынуждено взять на себя функции антикризисного регулятора. Если брать уровень доходов населения как приоритетный показатель работы, то итоги работы Правительства за этот период таковы: Правительству удалось избежать их масштабного падения, которое больно ударяло по людям в предыдущих шоковых ситуациях.

Стоит напомнить, что в кризисный 1992 год реальные доходы населения за год сократились в 2 раза, а в конце 90-х годов экономический кризис за два года съел 25% реальных доходов населения. Как мы проходим через новые стрессовые вызовы в последние 3 года? В пандемийный 2020 год реальные доходы населения сократились на 1,4%. Этот показатель был бы минимум на 2,1% хуже, если бы не специальные меры поддержки экономики и ожившая система социальных выплат. В 2021 год реальные доходы российских семей выросли на 3,1%. Официальных данных за 2022 год пока нет, но ожидается незначительное падение.

Какие факторы сыграли в этом основную роль?

Во-первых, поддержка семей с детьми. С 1 января 2023 года все выплаты на детей в России объединены в одно пособие. Выплаты подтягивают финансовое состояние дел наиболее уязвимых семей, где среднедушевой доход не превышает прожиточный минимум на душу населения в регионе.

Во-вторых, показательна помощь пенсионерам. Так, в 2022 году проведена ускоренная индексация пенсий, прожиточного минимума и МРОТ. Правительство не стало дожидаться 1 января 2023 года, чтобы скомпенсировать годовую инфляцию, которая существенно разогналась в первой половине года, и оперативно отреагировало на рост цен. Как результат — смогло даже в условиях возрастающего внешнего давления и ухода иностранных компаний добиться снижения бедности в стране в 3 квартале до 10,5%. Уже с 1 июня 2022 г. были на 10% увеличены страховые и социальные пенсии, МРОТ и прожиточный минимум. Наименее обеспеченные граждане получили оперативную поддержку в условиях роста цен, что в свою очередь запустило цепную реакцию в экономике: сохранение потребительского спроса, а следовательно – и рабочих мест.

В кризисные периоды традиционно повышается напряженность на рынке труда. Например, в тот же кризис 1998-1999 гг. численность безработных повысилась до 9,4 млн. чел. или 13% от населения в возрасте от 15 лет и старше. В последние же годы низкий (а иногда – и рекордно низкий – всего 3,9%) уровень безработицы непоколебим. Благодаря своевременно принятым мерам поддержки предприятий и занятости уход иностранных компаний фактически не сказался на уровне занятости граждан. Конечно, с учетом перестройки экономики под потребности импортозамещения и долгосрочных демографических трендов компании в середине года начали сталкиваться с определенным дефицитом кадров. На пике работодатели искали свыше 2,4 млн сотрудников. Тем не менее, к концу года острота потребности в кадрах стала снижаться: на конец года количество вакансий соответствовало обычному уровню спроса. При этом меры поддержки работодателей и занятости сохраняются на 2023 год. Среди них и обучение непосредственно на предприятиях, и субсидии для повышения трудовой мобильности, и короткие программы обучения в рамках нацпроекта «Демография».

В самый сложный санкционный период бизнес смог сохранить оборотные средства общим объемом почти 1 трлн рублей за счет временной отсрочки страховых взносов за 2 и 3 кварталы – это также косвенно «защитило» порядка 440 тысяч рабочих мест.

Выделяющаяся черта современного Правительства – любовь к цифровизации затронула и социальную политику. Несмотря на шероховатости и отдельные случаи в регионах, признаем, жизнь в России становится банально удобнее. Пару примеров.

С начала 2023 года начнет работу по всей стране Социальный фонд России (как результат слияния Пенсионного фонда и Фонда социального страхования). Он дает возможность получать все федеральные меры социальной поддержки в режиме одного окна. Российский пример, без преувеличения, один из лучших в мире в этом отношении.

Более частный случай — реформа медико-социальной экспертизы. Как исследователь в области социальной политики, я не понаслышке знаю о повышенном градусе стресса при оформлении инвалидности. С 1 июля 2022 года, как и планировалось, система установления инвалидности полностью перестроена. Гражданину не требуется собирать никаких документов лично. 80% граждан устанавливают инвалидность без посещения бюро МСЭ. Количество обжалований благодаря этому нововведению кратно снизилось. Фактически из системы полностью изъят субъективный фактор. Такому существенному пересмотру порядка предшествовал двухгодичный пилот временных правил, который действовал во время пандемии.

Если брать социальную составляющую, я бы охарактеризовала последние три года работы Правительства как прохождение через кризисы с сохранением человеческого достоинства.

Теперь — что касается будущего. Если бы меня спросили, каких прорывных достижений я ожидаю в социальной политике к 2030 г. – то отметила бы три:

во-первых — снижение регионального неравенства в заработной плате врачей и учителей;

во-вторых – повышение к 2030 г. минимальной заработной платы до 150% от прожиточного минимума;

в-третьих – создание современной системы реабилитации граждан с хроническими заболеваниями и ухода за пожилыми с ограничениями автономности.

Шансы достижения этих социальных целей оцениваю, как высокие.

Мнения, высказываемые в данной рубрике, могут не совпадать с позицией редакции