Сильвио Берлускони: настоящий итальянец

Сильвио Берлускони: настоящий итальянец

Когда я был студентом, а Берлускони был у власти в Италии, – между 2001 и 2011 годами – для многих молодых и не очень молодых претенциозных и моралистических псевдоинтеллектуалов, вроде меня, Берлускони был чуть ли не символом абсолютного зла, метафорой Италии, которого за границей, «в нормальных странах», никто не воспринимал всерьёз и над которым все потешались.

Берлускони был символом разделения итальянского общества: для одних он был образцом успеха, воплощением мифа о предпринимателе, который сделал себя сам, движимый безграничным оптимизмом и здоровым прагматизмом, для многих других, включая меня, – преступником, чем-то средним между пародией на дуче Муссолини и клоуном, который только смешил хамов и необразованных. Мы, «культурные люди», не могли понять, почему он был так популярен и мог так часто побеждать на выборах. Очевидно, Берлускони был симптомом глубокого зла, поразившего итальянский народ. Молодежь, как известно, часто склонна к максимализму и радикальным взглядам.

И все же, Берлускони, несмотря на все его многочисленные недостатки, можно считать последним независимым политиком в новейшей истории Италии. Берлускони появился на политической арене после распада Советского Союза, когда Итальянская Коммунистическая Партия – извечная оппозиционная партия в послевоенной эпохе – и Христианские Демократы – постоянная правящая партия — были сметены коррупционным скандалом «Тангентополи».

Миланский предприниматель, победивший монополию государственного телевидения, введя частное телевидение на национальном уровне в Италии в 1980-е годы, пообещал обновить политику, твердо объявив себя вне политики. Этакий итальянский предшественник Дональда Трампа. Насколько он в этом преуспел, трудно сказать. Один человек мало что может сделать против системы, а система и правила власти всегда оказываются очень стойкими. После победы на выборах в 1994 году первое правительство Берлускони пало в течение двух лет. Политика в Италии всегда была довольно бурным делом. Стабильность и спокойная работа — это роскошь, которую могут себе позволить лишь немногие правительства.

Во внешней политике Берлускони изначально был близок к США, особенно после терактов 11 сентября 2001 года. Италия присоединилась, хотя с небольшим контингентом и в подчиненной роли, ко вторжению в Ирак, в 2003 году. И все же Берлускони, прагматик и знаток реального мира, одновременно смог наладить хорошие отношения и с Россией, в том числе благодаря личной дружбе с Президентом России Владимиром Путиным. В 2008 году, после пятидневной войны между Россией и Грузией, Берлускони заявил, что он был инициатором прекращения огня между двумя странами.

Однако в Европе Берлускони очень не любили, особенно в Германии и Англии. Считавшийся слишком непредсказуемым и ненадежным, Берлускони с его харизмой плохо сочетался с серостью бюрократической и посредственностью законов, которая является истинным духом Европейского Союза. И именно разногласия с Евросоюзом положили конец его политической карьере в 2011 году, когда финансовые рынки установили, что разница в государственном долге между Италией и Германией стала неустойчивой. В результате того, что, по мнению некоторых наблюдателей, можно назвать государственным переворотом, правительство Берлускони было заменено правительством экономиста и профессора Марио Монти, по темпераменту противоположного Берлускони и к которому Европа и финансовые рынки относились очень тепло. Фраза «Европа просит нас» стала символом кратковременного правительства Монти, за которым последовал ряд других правительств-технократов, искренне верных Европейскому Союзу, пока в прошлом году не победила яро националистическая Джорджия Мелони.

Двадцать лет между 1991 и 2011 годами можно без сомнений назвать для Италии двадцатью годами Берлускони. Хорошо это или плохо, но Берлускони создал эпоху, последнюю эпоху в Италии, где еще был возможен проблеск оптимизма – безрассудного и безумного, пожалуй, как и всякий оптимизм, но как настоящая любовь к жизни. Несмотря на публичный имидж, созданный многими средствами массовой информации для его дискредитации, Берлускони был человеком высокой культуры и заядлым книголюбом, отлично говорил по-французски и хорошо – по-английски. Его любимой книгой была «Восхваление глупости» Эразма Роттердамского. Уход Берлускони из политики совпал с началом глубокого экономического и морального кризиса, от которого Италия, потерявшая теперь всякую уверенность в себе, еще не оправилась. Сегодня от нас ушел великий человек, великий политик, великий предприниматель, настоящий итальянец, который, как всякий истинный итальянец, безумно любил красоту и жизнь.

Мнения, высказываемые в данной рубрике, могут не совпадать с позицией редакции